Крайние земли
Северный мыс

Фотографии из авторского проекта Андрея Шапрана
Крайние земли
Северный мыс

Фотографии из авторского проекта Андрея Шапрана
Фотографии:
Андрей Шапран

Текст: А. Шапран
Снято: ноябрь-декабрь 2015.
Опубликовано: 22.01.2016
«Северный мыс» - часть работы над проектом «Крайние Земли». Андрей Шапран работает над ним с 2005 го года - около года на Южных Курилах (2005-06, 2010, 2013), в Якутии, на Ямале, в Красноярском крае (Норильск и Дудинка), дважды в экспедициях на Чукотке (2008 и 2015), три месяца на севере Камчатки (2007).
Артем Чернов (FRONT.PHOTO):

В принципе, к этим кадрам текст не нужен. Мне кажется, их стоит раскрывать во всю ширину самого большого из доступных вам мониторов (смотреть со смартфона - только портить впечатление) и молча, долго-долго разглядывать. Картинки затягивают в себя.

Когда доскроллите до видео (размещено ниже, в середине публикации), автоматически вступит аутентичный вой пурги. Не пугайтесь, вам достаточно проскроллить ниже и песня пурги утихнет.
А пурга здесь может непрерывно выть неделями, и других звуков на всем пространстве не услышишь.

И вроде бы понятно, что человеку в этих местах жить невозможно. И одновременно чувствуешь, какая у них мощная, неотвратимо притягательная сила. По-моему, человеку невозможно не стремиться туда, зная, что «крайние земли» есть.

Кадры Андрея Шапрана дают возможность увидеть, как этот ландшафт живет своей жизнью, пока человека в нём нет.
Памятник на побережье на въезде в поселок Шмидта на западной стороне, "в благодарность от шмидтовцев морякам арктических навигаций".
Мыс Вебера - так называется часть Северного мыса. Еще сутки–другие и море скроется подо льдом
Заброшенный корабль на побережье.
Андрей Шапран:

Цель проекта «Крайние Земли» – рассказать о территориях, которые находятся за пределами внимания обычных людей.

Это всегда северные территории Российской Федерации – закрытые для посещения и засекреченные в советский период. Сейчас они не менее труднодоступны, хоть и по другим причинам - чисто техническим. Четырехмесячная поездка на Чукотку в 2015 году стала очередным этапом в моем проекте.

Северный Мыс – это название дал территории лично Джеймс Кук, дрейфовавший здесь в 1778 году. Это была самая северная достигнутая им точка материка. В России тогда на престоле была Екатерина II, а эти земли только проступали на картах из белого пятна.
В советское время Северный мыс был одним из самых закрытых мест на земле: здесь располагались воинские части, база ПВО, здесь принимали и отправляли военные самолеты. Это называлось "аэродром подскока" для стратегической авиации, когда она полетит бомбить Америку.

Сегодня эта земля почти полностью свободна от присутствия людей — население мыса сократилось с 17 000 до трех десятков человек, здешний поселок Мыс Шмидта был официально отселен в 2013-м. Военные понемногу начинают возвращаться в район аэродрома, но из пустынного поселка это практически не заметно.
Памятник Отто Юльевичу Шмидту на въезде в поселок Шмидта со стороны аэродрома.
Закрытая гостиница «Полюс» на территории закрытого аэропорта на мысе Шмидта.
Мыс Шмидта, пурга. Списанные самолеты у взлетной полосы.
Сильнейшая пурга мела здесь в конце осени - начале зимы 2015-го года. Погода даже для этих мест была просто катастрофическая.

Местные жители никогда не говорят «метель». Это слишком слабое слово, «с материка». Они говорят - «пурга».
Андрей Шапран:

На моих глазах за несколько дней сугробы поднялись на высоту до двух метров. Ландшафт из суровой живописи преобразился в графику.

Я раз десять выходил на одно и то же место - мыс Вебера и мыс Шмидта (они вместе и составляют Северный мыс). Каждый день там все менялось, непрерывно, час за часом.
Поселок Шмидта с видом на Чукотское море.
Заброшенные остатки радиолокационных установок. Панорама мыса Вебера с видом на чукотский национальный поселок Рыркайпий.
Заброшенное укрепсооружение на подъезде к аэродрому с восточной стороны.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015:
"Я прихожу в эти места, стараясь поймать какую-то связь между ушедшей эпохой и временем настоящим. Я действительно стараюсь, но побережье заносит снегом быстрее, чем я передвигаюсь. Пурга держится одну неделю за другой. Закрываются для прохода одна территория за другой."
Район воинского укрепсооружения на восточной стороне мыса Шмидта.
Восточная сторона поселка Шмидта.
Простреленная звезда на детском захоронении (оно очень старое, ещё 1943-го года) на территории заброшенной воинской базы ПВО
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Метель и отсутствие видимости. Тяжело, местами очень тяжело вытаскивать ноги из вязкого снега. В пургу освещение становится рассеянным и ровным. Света не хватает, один снежный заряд следует за другим. Разрывы между этими зарядами я использую для фотосъемки."
Пурга на Северном мысе.
Пурга на Северном мысе.
Остатки ограждения на заброшенной базе ПВО.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Выбираюсь на побережье. Волны, наполненные морским льдом, разбиваются со страшным шумом. Там, где лед стал преобладать, море застыло, превратившись в сплошное белое поле, и граница, разделяющая море и небо в таких местах исчезла напрочь. Ощущение бескрайности, неотвратимости наступающих холодов и полное отсутствие уюта и комфорта на этих чукотских просторах.

На побережье и в окрестностях – безлюдье. Вообще - ни одной живой души."
Волна на побережье. Мыс Шмидта.
На побережье. Мыс Шмидта.
На заброшенной базе ПВО.
Голос пурги, воющей в заброшенных конструкциях на Северном мысе. Видео запускается автоматически, но если вы скроллите ниже, оно почти сразу стихает.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Бесконечная пурга – днем и ночью. Цвет исчезает, картинка становится практически черно-белой. Возвращаюсь с отмороженными пальцами и с посеченными колючим снегом лицом и глазами. Снимать против ветра - бессмысленно. Все мои кадры в такую погоду сделаны спиной к ветру.



Безмолвное спокойствие в кадре – корабль и светлый силуэт мыса Кожевникова на горизонте – обманчиво. Пять-десять минут, и тишина сменится очередным зарядом пурги. Фотография превращается в охоту за редкими паузами между зарядами, когда стена снега ненадолго расступается."
Мыс Кожевникова и Чукотское море, покрытое шугой.
Восточно-Сибирское море, последний прилив на побережье в районе Шмидта. Через несколько часов прибой здесь "остановится", все заполнит шуга - мелкий рыхлый лёд, появляющийся перед ледоставом
Территория бывших воинских складов в районе Шмидта.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Столкнуться в пургу с белым медведем здесь, как предупреждают местные жители, проще простого. Медведь может появиться самым неожиданным образом - из моря. Но главное - в пургу не наступить на лежащего в снегу зверя. Осенью и зимой здесь его территория."
На заброшенной территории базы ПВО.
На территории «нового» кладбища.
Несколько лет назад местные жители предприняли неудачную попытку отвадить белых медведей от своего поселения - вывезли несколько десятков туш моржей в сопки. Белые медведи на приманку с побережья не ушли, но из тундры пришли бурые медведи, их считают даже более агрессивными. Медведи поели трупы моржей и на следующий год взялись за человеческие останки на местном кладбище - разрывали могилы, разгрызли деревянные гробы.. Местные охотники стали их отстреливать, зверей стало меньше, но полностью медвежий вандализм не прекратился...Теперь хоронят на новом кладбище, и гробы с телами закладывают в металлические контейнеры.

На территории «нового» кладбища.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Море встало. Два последних дня температура в моей комнате опускалась до 13 °C, а на кухне, в коридоре, в ванной комнате не доходила и до 10°C.

В пургу снег - как поток колючек, летящий в лицо. Он таранит и ранит глаза, два-три часа на улице на открытом пространстве оставляют впечатление, словно полдня простоял на взлетной полосе у работающего реактивного двигателя"
Памятник ИЛ-14 на заброшенной территории ГМО – был установлен местным энтузиастом авиадиспетчером шмидтовского аэропорта Юрием Дунаевым с третьей попытки – в честь легендарной авиамашины, принимавшей участие в освоении Крайнего Севера.
Бывшая территория базы ПВО на территории Северного мыса.
Пурга на побережье.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа
"Места эти впечатляют – своим разнообразием и стопроцентной зависимостью от стихии. Собственно стихия и создает заново этот мир, брошенный людьми.

На морозе, покрытые толстенным слоем серого морского льда, останки кораблей, зарытые в песок, напоминают чудовищ. Безголосые, неподвижные, они стоят, на берегу, залитые накатом, с обвисшими чудовищными ледяными сосульками на своих конечностях."
Заброшенный остов корабля, покрытый слоями наледи.
Заброшенный корабль на побережье. Пурга.
Поселок городского типа Мыс Шмидта (или просто - Шмидт, как говорят местные).
Андрей Шапран, из дневника фотографа. Чукотка, Северный Мыс, ноябрь-декабрь 2015
"При всем суровом драматизме этого ландшафта, я думаю, что оказаться здесь и стать свидетелем подобных картин – это редкое счастье, редкая удача для фотографа."
Поселок городского типа Мыс Шмидта.
Панорама ближайшего по-прежнему населенного пункта - национального поселка Рыркайпий с береговой линии Чукотского моря. Население - 600 человек. Название поселка переводится с чукотского языка как «затор для моржей».
Мыс Вебера - так называется часть Северного мыса. Еще сутки–другие и море скроется подо льдом.
Автор искренне благодарит московское представительство компании Nikon и лично Владимира Волкова за неоценимую поддержку в ходе этой экспедиции.
Побережье Чукотского моря, национальный чукотский поселок Рыркайпий, пожилая женщина со своими собаками пробирается через снежные переметы на побережье для разделки погибших моржей.
Август 1778 года
Мыс был впервые описан английским исследователем Джеймсом Куком и назван им Нордкап («северный мыс»), так как это была самая северная из достигнутых им точек. Название относилось ко всей территории от нынешнего мыса Кожевникова до мыса Шмидта. Местные жители до сих пор часто именуют все эти места - Северным мысом.
1934 год
Район поселка и прилегающая территория получили название в честь выдающегося советского полярного исследователя Отто Шмидта.
1962 год
Поселение на мысе получает статус посёлка городского типа.
1973 год
Поселок Мыс Шмидта становится административным центром Шмидтовского района. Здесь действуют промышленные предприятия местного значения, гидрометеорологическая станция. Дислоцируются воинские части. Население достигает численности 17 000 человек.
2008 год
Шмидтовский район упразднен как административная единица.
2013 год
Властями Чукотского АО принято решение об организации переселения жителей посёлка в другие, более благоприятные места проживания. Это было связано с серьёзным износом жилого фонда и социальной инфраструктуры и большими расходами на их содержание, а главное — с отсутствием перспектив развития посёлка.
2014 год
Объявлено о планах восстановления военной инфраструктуры аэродрома мыса Шмидта. На проведение работ по развитию инфраструктуры выделено более 1,5 млрд руб. В октябре 2014 года на мысе Шмидта заступили на учебно-боевое дежурство по охране воздушных границ РФ подразделения Восточного военного округа. В ноябре того же года в эксплуатацию был введён модульный жилой блок для военнослужащих.
Июль 2015 года
Спецстрой России сообщил о планах полностью оборудовать на мысе Шмидта до конца года военный городок и инфраструктуру аэродрома, которые будут использоваться созданным 1 декабря 2014 года Объединённым стратегическим командованием «Север».
Об авторе фотографий:

Андрей Шапран - известный российский фотограф, лауреат многочисленных российских и международных конкурсов.
Участник многочисленных выставок и фотофестивалей в России и за рубежом.
Член Союза фотохудожников России.
Родился и вырос в Риге (Латвия), в 90-х годах переехал в Сибирь, где живет и работает по сей день.
Фотографии опубликованы на личном сайте.

Андрей Шапран
Фотограф, журналист-фрилансер
Полная или частичная перепечатка и перепубликация материалов front.photo в печатных изданиях или на страницах интернет-сайтов разрешается только с письменного разрешения редакции front.photo.
Нарушение авторских и имущественных прав фотографа и издания будет преследоваться по закону.
НОВОСТИ FRONT.PHOTO
Раз в неделю мы отправляем вам ссылки на все новые публикации проекта
По вопросам размещения рекламы на сайте Front.Photo пишите на адрес photopolygon3@gmail.com

Другие публикации на Front.Photo
comments powered by HyperComments
© 2016 All Rights Reserves
Фотографии и текст: Андрей Шапран | PHOTOPOLYGON.COM

Перепечатка и перепубликация материалов front.photo в печатных изданиях или на страницах интернет-сайтов разрешается только с письменного разрешения редакции front.photo.
Made on
Tilda